istoki_rb


Клуб друзей газеты "Истоки"


Previous Entry Share Next Entry
10 стихотворений месяца. Май 2017 года
husainov wrote in istoki_rb
Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html



Если опубликовано более одного стихотворения, то они тоже рассматриваться не будут!

Стихи, размещенные в сообществе отдельными постами, так же не рассматриваются!

Просим авторов сразу же указывать свое имя и фамилию, а так же место обитания(город, село и тд). Если имя автора не указано, стихотворение в конкурсе рассматриваться не будет!

Сочинения коллектива авторов (более одного) не принимаются.


Жюри, в которое входят поэты Айдар Хусаинов husainov , Иосиф Гальперин i_galperin, Галарина(Уфа) galareana и Михаил Гундарин(Барнаул) ( имя приглашенного члена жюри будет объявлено позднее), выставляет свои оценки по десятибальной шкале. В конце месяца подводятся итоги, и десять лучших стихотворений будут опубликованы в газете «Истоки».

При публикации редакция имеет право незначительной правки стихотворений, не меняющей смысла. В первую очередь такой правке подвергаются стихи, в которых есть обсценные слова.

Победитель получает 500 рублей и электронную подписку на газету на следующее полугодие.

Остальные девять стихотворений публикуются на безгонорарной основе.

Стихи участвуют в конкурсе только один раз. Стихи длинее 50 строк не рассматриваются:). Отрывки из поэм не принимаются.
Метки: истоки, конкурс
Метки: 10 стихотворений месяца, истоки, конкурс, поэтический конкурс

Дух нечистый летает по норду,
по весту и зюйду.
Лживый посул за грех им озвучен был в древней оферте.
Запах смерти тяжёлый легко он разносит повсюду.
Скоро будет война –
мне, прошу вас,
прошу вас,
прошу вас,
Прошу вас, поверьте…

Никита Поповский. п. Первомайский, Челябинской области

***
Прогрелась земля. Из укрытий
вся зелень стремится наверх,
Составы безликих событий
летят надо мною, как стерх.
Взбесились у братьев сатрапы,
Отрезали к дому пути,
Ругают меня эскулапы,
Что вены не могут найти.
Все смотрит в два мира палата
И ждет с нетерпением кефир,
А сверху все дрельные маты
играют с собою в "дыр-дыр".
Я для просветления кармы
Терплю неизвестную боль.
И вновь на разбитом экране
Возникли слова "Я с тобой"


Edited at 2017-05-25 03:57 pm (UTC)

Сергей Чистяков

Блужданье в трёх соснах.
Боли, голова!
От тщетных вопросов
Измяты слова.

Расстреляны средства
В загадки стекла -
Дурное соседство
Осла и вола.

Суровость распутства.
Улыбка беды.
Здесь тают и рвутся
От взглядов следы.

Ни в радость, ни в масть.
Попустительствуй, бог,
В трёх соснах пропасть
Как в распятиях трёх!

Михаил Митько, Симферополь

Мы смотрим вверх, а звезды смотрят вниз
И наши взгляды иногда встречаются…
От этих встреч, бывает, обрывается
То жизнь звезды, то человека жизнь...

Лейсан Гильмутдинова, Кушнаренково

Памятник Салавату Юлаеву

Шумит столица, весь народ гуляет
Под жарким солнцем.
А он застыл в седле и наблюдает
Как время льётся.

Но рядом с ним всё меркнет. Отчего-то
Мир станет тише.
И каждый, каждый хочет быть на фото
К нему - поближе.

Турист, приезжий или местный житель -
Не важно, кто ты.
Но прошлого невидимые нити,
Минуя годы,

Опутают тебя, пленяя разум
Старинной песней.
И гордый всадник в нашем сердце сразу
Тогда воскреснет.

Он тот, чьё имя здесь, в Башкортостане
Не ждёт забвение.
Чья жизнь была дорогой испытаний,
А смерть - мученьем.

И времени поток пусть быстротечен -
Он с нами всё же.
Он в памяти людской увековечен!
И в бронзе - тоже.

А рядом с ним всё меркнет. Отчего-то,
Мир станет тише.
И просто каждый хочет быть на фото
К нему - поближе.

МАРИНА МАТВЕЕВА. г. Симферополь

(стихотворение с эпиграфом)

***
Сердце, смотри на него – как без него ты болело,
как, чтоб заметил меня, я себя факелом жгла!
Чувствуешь? – сердце его даже прекрасней, чем тело?
Что ж тебе так тяжело? – ночью неверная мгла?
Татьяна Аинова



Сердце увидело там, где не рождалось для взгляда.
Сердце учуяло то, чем заполняют провал.
Лёд звон-торосами встал – гонгом «Оннно-тебе-нннадо?»
Год по-весеннему тал. Только одна голова.
Только одна голова. Крыльев не хватит мамаше.
Только одна голова с выводком шустрых сердец.
Каждое хочет срывать клювиком шейки ромашек.
Каждое хочет сбивать тёплый песок в холодец.
Если б хоть знала она, как у которого имя,
чтобы сзывать и скликать, хоть иногда, иногда…
Тонкого коршуна знак. Небо им неисчертимо.
Поздно кого-то искать. Надо кого-то отдать.
Сердце, смотри на него. Ох, и красивая птица!..
Золотом льются глаза, перья иссиня-ножи.
Это не громоотвод, это увод из больницы
смертника. Кажется, за дверью взрывается жизнь.
Только за нею – поля выжжены, вырваны жилы…
Можно привольно летать, да, но всегда через них?
Сердце, смотри, утоляй жажду немыслимой силы
во избежание тех, кто не умеют одни,
если блаженная страсть – нужен ей кто-то из тела
или хотя бы души. Если не гадко душить.
Сердце, смотри на него. Мама уже прилетела,
броситься хочет, как вопль, вся – на иссиня-ножи!
– Мама, уйди, не гори. Я хоть мало и пушисто,
но вырастаю – смотри! – прямо из глаз – из твоих.
Ты не меня подари хищнику с ликом лучистым,
ты не меня подари – нас, непременно, двоих.
…Только одна голова. Сердцы – они разбегутся.
Только одна голова. Ей, только ей принимать.
Каждое хочет слова… Каждое хочет вернуться…
…нет, не смотри на него! Он не выносит ума!

стоять остался у окна...

куда-то пишешь в пустоту
не говоришь со мной давно уж
в слепой надежде встретить ту
которая окажет помощь
клочки разорванных газет
с закладками второй том Блока
только её всё рядом нет
что невзначай ударит током
снимая свитер в твоём доме
не прочь была и коньяку
не чувствуя давно уж боли
ты водишь пальцем по стеклу
которое разбил намедни
пойми же
не придёт она
но в лихорадке жутко бледный
стоять остался у окна

Поэзия быта (общежитие)

Нет даже кухонных пространств,
Уединение – мечта!
В семнадцати квадратах - яства
И спальных простынь простота.

Дочь спит в углу – своя кровать,
Девичий стан, летящий к звездам!..
Сын-богатырь уснул опять
На ложе, где был нами создан…

И в бытие немытых чашек,
И в безмятежье спящих лиц,
Летят в тетрадку строчки-пташки,
Чтоб вить узоры небылиц…

Душа, как прежде, так мятежна,
Без зеркала и тело - как струна!
И нерастраченная нежность,
И я, как прежде…
Только миг… одна…

Словно свет на земле погас,
Так все было вчера хреново...
Но увидел сегодня Вас
И душа улыбнулась снова...
Мимолетная встреча глаз -
Наваждение... озарение...
Вне контекста судьбы рассказ,
Без концовки стихотворение...


Юрий Сайфуллин Чишминский район Башкирия

Edited at 2017-05-31 06:41 pm (UTC)

Валиуллин Айнур, Уфа
"м&Ы"
...
Кто-то знает о нас больше, чем мы сами,
Но они безмолвны, как растения.
Слушаем друг друга с широко закрытыми глазами,
Но не видим очертания в блёклых реалиях.
Это м&Ы!

***
Под бледным треском люминесцентных ламп,
сгорают нашИ м&Ысли.
Одиночество сделало навстречу шаг.
Забытые друзья давно ушли,
оставив на тумбе ключи...
Подняв белый флаг.

***
Скажите, что я с ума сшедший дважды.
Нас никто не защитит.
Проснёмся на сырой земле однажды,
Когда кто-то знающий о нас больше,
на планету иную улетит.

***
И будет мир сводобен от сплетен.
Глупых надежд.
Развеяться по ветру пыли от прежних стен,
и наших старых одежд.
Никто больше не станет над нами властен.

Илья Криштул, Москва

* * *

В то лето я тебя не знал
И ты меня ещё не знала,
И тихо музыка играла
И был пустынным светлый зал.

В то лето я тебя не знал,
А ты на небо не глядела,
Когда с него звезда летела…
Но ангел что-то загадал.

В то лето я тебя не знал…
Ты позже стала берегиней –
Уже на окнах белый иней,
Как соль морская, выступал.

В то лето я тебя не знал…
Мы на Илью варили брагу,
И осень фыркала в оврагах,
И старый пруд наш зацветал.

В то лето я тебя не знал,
Но ты была со мною рядом
И проводила поезд взглядом…
Но я на поезд опоздал.

В то лето я тебя не знал…
Ты сигаретой затянулась
И, уходя, не оглянулась…
В то лето я тебя не знал.

Илья Криштул

Гульназ Низамутдинова, Уфа

Нам обещана любовь
Небом, солнцем, всей землею!
Тайну я тебе открою:
Нам обещана любовь!
Мою руку ты возьмешь
И губами прикоснешься,
Ласково мне улыбнешься,
Что на сердце - ты поймешь!
Вьюга закружит вдруг нас.
Мы с тобою в зимней сказке,
Даже снег от взгляда сладко
Тает. Только шепот фраз
Будто бы звучит из снов:
Мне тепло рядом с тобою,
Тайну я тебе открою -
Нам обещана любовь!

Улетели стрижи, хотя жаркое лето в разгаре.
Тишина в небесах и над золотом спеющей ржи.
Заполняется утро безмолвное песней «Шизгаре»,
Истекающей с ретроканалов в формате 3G.

Сразу вспомнилось всё: и гулянье по Невскому ночью –
Ощущение лёгкое, будто над миром лечу –
И увиденный мной зеленеющий Пётр воочию,
И каштановый «хайер», текущий волной по плечу.

И как мы веселились в «Сайгоне», коктейлей напившись –
Да так шумно и «зло», что оттуда нас гнали взашей,
Как, в общаге по сто человек в комнатёнку набившись,
Танцевали всю ночь напролёт немудрёный свой шейк.

Всё прошло. Я в избушке живу без железной ограды.
У меня во дворе «лисапед», а не импортный «бенц».
Жизнь я честно прожил и не требую, в общем, награды.
Я российский простой – из далёкой провинции – «пенс».

Моя жизнь удалась, хоть мой род не из «пэров» и «донов» –
В уголке моего огорода кизил и ирга.
Но по-прежнему скачет по сценам главарь «Ролингстонов».
Кто бы мог ожидать такой прыткости от старика?

До сих пор ему зал рукоплещет, скандируя: «Браво!»
Я ведь тоже – поверь мне – не прочь от души поскакать.
Но мешают дела – в моём доме детишек орава.
Я строгаю из дуба для зимней охоты рогать.

Не спеша, вместе с жизнью вперёд мы плетёмся шкандыбо.
В мои годы, всё бросив, куда-то бежать – на фига?
Если ж песенка та зазвучит – всё встаёт во мне дыбом
От простецкой мелодии, сделанной, знать, на века…



Виктор Усков, г. Уфа

А ты убей во мне гормоны...

Я прошу - убей во мне гормоны,
Чтоб про крови не знал кипение...
В состояньи перманентной комы
Лучше, чем в твоем поле зрения.

Ты врезаешься в разные "циты",
Заставляя забыть про нейтральность...
Роман Мастера и Маргариты
Вновь показал свою ирреальность.

Стою у Средневековья замка,
Вместо доспехов - куртка из кожи...
Где-то рядом - свадебная рамка
И от хмеля веселые дожи.

Я валялся на резной скамейке,
Считая звезды в небе горелом...
И тут - ты! Меня обдало лейкой.
"Зачем быть тебе чёрным, не белым?".

Эх, женщина... Не того Вы ранга,
Чтоб убедить, что в офис мне ползти...
Вы не знаете про душу панка,
Что у него творилось позади!

Но, видимо, здесь закон магнита
Сработал тоже... Физику дери!
Так, где земля вообще разрыта?
Я спрячусь в ней! И не найдешь двери!

Скажи - ты знаешь, что такое спать
Возле недобитого вокзала,
Что значит - глотки постоянно рвать,
Чтоб другой роман писать сначала?

Когда перед тобой металл летит,
Обращающий живущих в трупы,
Понимаешь, с чего этила спирт
Заменяет вдруг все крови группы.

О крови, кстати... Так все и шумит.
Запретной координаты зоны
Забыты... Послать к черту бы магнит!!!
А ты... Да убей во мне гормоны.


Я трудный путь прошёл, дружок,
Жил без любви, надежд и веры,
Но в 46 свершил прыжок,
Душой прорвавшись в стратосферы.
Неизв. автор

Почти что не жил, а не то что бы молод
И крошится жизнь чёрно-бело долями.
Я к шпалам свой рельс пригвозжу костылями.
Звенят костыли, принимая мой молот.

Поленница шпал, рельсы стянуты в связки –
За годы прогон я отстрою «скайвэя»
И запах мой пота – кровавый и вязкий –
Не смогут стереть ароматы шалфея.

Наверх я отправлюсь – и конь, и возница –
Где музыка сфер и обитель смиренья.
Меня не прельщает в ладонях синица –
Ищу я на небе любви и прозренья.

Мерцает на шпалах моих креозотом
Запёкшейся крови чернёные пятна.
Душой прикоснулся я к горним высотам.
Мне только вперёд – и никак на попятный…

Внизу копошенье – камлают, пророчат.
Слова пролетают, Судьбы не касаясь.
Но, всё же, себя в мудрецы они прочат,
На небо открыто взглянуть опасаясь.

И тут мне один намекнул в разговоре –
Цивильный сюртук и «селёдка» на шее –
«Вертайся, Серёга – мы нынче в фаворе.
А к завтрему будет ещё хорошее»…

Не дастся им Слово – и чуда не ждите.
Сбирает с доверчивых граждан оброки
Фальшивый оракул… А что вы хотите?
Какая эпоха – такие пророки…

?

Log in

No account? Create an account