istoki_rb


Клуб друзей газеты "Истоки"


Previous Entry Share Next Entry
10 стихотворений месяца. Сентябрь 2017 года
husainov wrote in istoki_rb
 
Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте https://istoki-rb.livejournal.com/154429.html


Если опубликовано более одного стихотворения, то они тоже рассматриваться не будут!

Стихи, размещенные в сообществе отдельными постами, также не рассматриваются!

Просим авторов сразу же указывать свое имя и фамилию, а так же место обитания(город, село и тд). Если имя автора не указано, стихотворение в конкурсе рассматриваться не будет!

Сочинения коллектива авторов (более одного) не принимаются.


Жюри, в которое входят поэты Айдар Хусаинов husainov , Иосиф Гальперин i_galperin, Галарина(Уфа) galareana и Михаил Гундарин(Барнаул) ( имя приглашенного члена жюри будет объявлено позднее), выставляет свои оценки по десятибалльной шкале. В конце месяца подводятся итоги, и десять лучших стихотворений будут опубликованы в газете «Истоки».

При публикации редакция имеет право незначительной правки стихотворений, не меняющей смысла. В первую очередь такой правке подвергаются стихи, в которых есть обсценные слова.

Победитель получает 500 рублей и электронную подписку на газету на следующее полугодие.

Остальные девять стихотворений публикуются на безгонорарной основе.

Стихи участвуют в конкурсе только один раз. Стихи длинее 50 строк не рассматриваются:). Отрывки из поэм не принимаются.

UPDATE.Подборка стихов победителя (330 строк) также будет опубликовна в газете "Истоки".

Метки: 10 стихотворений месяца, истоки, конкурс, поэтический конкурс

  • 1

Дмитрий Бобылев, Санкт-Петербург

***
Осень начнется отсюда:
Доклюешь голубиные крохи,
И уже в другую эпоху
Идешь мыть посуду.

А утром - пора обувать глухие ботинки,
Идти шуршать листьями,
Чтобы лучше их помнить,
Когда холодная мисс заведет свою мистери,
Лицом ловить паутинки.

И по́лно
Жалеть, что не улетаем мы.

Нам спасаться не чаем, не пледом, и не любовью -
Там, по большой реке, все плывет к твоему изголовью
Бумажный кораблик,
Тяжелыми листьями заметаемый.

Re: Дмитрий Бобылев, Санкт-Петербург

"...шуршать листьями, чтобы лучше их помнить..." - очень хорошие стихи, Дмитрий, спасибо

Лейсан Гильмутдинова, Кушнаренково

Шиханы видят сны...

Погаснет огненный закат,растаяв за спиной.
Зажгутся мириады звёзд у нас над головой.
И в этот час, как только ночь обнимет небосклон,
Пугая чёткостью своей, мне снится давний сон:
Начнётся, будто, новый день, но только без меня.
И солнце путь свой совершит по светлой глади дня.
И будет ветер тучи гнать по прежнему - вперёд.
Но аромат моих цветов он вам не принесёт!
И зверь и птица на земле всё также будут жить,
Вот только не сумею я приют им предложить.
Всё также будет плыть земля, рисуя в небе круг.
Но не застанет здесь меня твой повзрослевший внук.
Лишь раны чёрные зиять останутся навек.
Не исцелит их ни роса, ни дождь, ни белый снег.
А сердце матери-земли не выдержит в тот миг,
Когда в прозрачной тишине поднимут птицы крик.
Деревья дико зашумят и забурлит река.
И одолеет всё вокруг внезапная тоска...
Седые тучи в небесах опустят сразу взор,
Не вынесут и не простят они такой позор -
Обрушится небесный гнев раскатом бурь и гроз,
Прольются проливным дождём потоки горьких слёз...
О чём ты думал, человек, как мог ты допустить
Такое зло - тяжёлый грех, который не простить!
...И снятся мне такие сны уже который год.
Печаль глубокая душе покоя не дает.
Когда же ночь уходит прочь, сны унося с собой,
И я проснусь в родном краю, пока ещё живой -
Смотрю с тревогой на людей. Ну как им объяснить,
Что не согласен умирать, что хочется мне жить?!.

Edited at 2017-09-04 06:16 pm (UTC)

Лола Грей Верзнеяркеево

(Anonymous)
все чаще попадаю невпопад,
все чаще хочется в чужие руки,
возьмите душу на поруки,
иначе – сдам её в ломбард!

мне тесно здесь, мне грустно там,
везде с людьми мне одиноко,
я не страшусь открытых окон,
и далека от мелодрам!

что за трагедия в душе –
ночь, осень… снова плохо спится…
жаль, не хватает глупости влюбиться,
и мыслить по готовому клише!

палит сентябрь рябину под окном,
холодных пальцев мне не греет водка…

я без любви целуюсь, идиотка,

нарушив требования
аксиом.

Никита Поповский п. Первомайский, Челябинская область

***
Мы в зеркало глядим и понимаем-
Не скоро старость нас загримирует
И будут у кровати кружки с чаем
Стоять так долго, словно жар в июле,
Покуда не дойдет до декабрей
Температура в белизне фарфоров...
А за окном составы из огней
Вновь будут окружать деревьев взводы.

Пружинный снова давим механизм,
Слова опять цепляются друг к другу,
Но вот уже заметен акмеизм
И трудно в них увидеть лёд и вьюгу.
И на канве мы выведем квартиру,
Рассадим в ней по лавкам семерых,
Уколем силу черную рапирой,
И будем мы роднее всех родных.

А за окном опять буянит осень,
Конечности ломает до крови,
Прохожие в сердцах ее поносят,
Но осень так нуждается в любви,
Не понимает дождь-решет из окон
Не выйдет, сколько не реви...
Давай с тобой, как гусеницы - в кокон,
Он на двоих, как всё у нас - один.

Edited at 2017-09-28 04:47 pm (UTC)

Таня Иванчай, Санкт-Петербург

Котоярви

На вахте, прошлой ночью, движением руля
ты поворачивал созвездия над головой, а утром
у берега плескались листья, рыбы... Осень,
и ни на шаг не отошёл
от лодки ветер.

По берегам и островам реки
огнепоклонники стояли, словно клёны,
и пела тишина огня и парусины,
и ты запоминал слова на слух,
на запах острова тянуло льдину из наследства
полярных океанов.

Твой парус легче на подъём, чем снега простыня.
На вахте, прошлой ночью,
когда движением руля сводил с ума созвездия,
ты понял – парус больше неба.

http://zhurnal.lib.ru/i/iwanowa_t_e/kotojarvi-1.shtml
.

Владимир Гладких

сашкý

а если и пишется то всё понимаешь какая-то дрянь
книжек надо читать поменьше читай подольше
нет я серьезно поди вот на это глянь
весь такой в белом ну прямо ильич ля в польше

ходит кругами из гуглá в уголь бормочет что-то
себе под нос это муза его или типа шизофрения код
залежности "коктебель-коктебель" нет это чисто такая
сука у писателя работа извини я – я теперь дельно всего

не могу тебе объяснить и – ой а даже если б и мог
сашок времени нет нужно мне понимаешь? для себя
не для вити-мити запостити сюда этот яркий
короткий очередной мой дрянной стишок...
.

Поэту

Сплав слов пой,
Ран рез свеж,
Сыпь суть-соль
Строк тех меж!
Ком душ бей,
Слов плуг остр,
Весь репей
Гни под ось!

Картонная коробка из Нью-Йорка, раскисшая —
там пасмурно, дождит;
и в Гуггенхайма есть хорошие картины,
чтобы в музей зайти,
и избежать (escape) дождя.

И в Амстердаме, конечно, есть музеи и картины, etc.
Но мне пришла посылка из Нью-Йорка, и
в пальцах тонких дрожь.
А в солнечном Франциско ждут меня
мормоны, но не дождутся,
видимо. Не до мормонов, мои рыжие друзья.
Мне ржавый гвоздь прислали из Нью-Йорка —
пробить картонку, когда нет (no money)
денег для приобретения холста.
Прислать могли из Иерусалима
гвоздей ржавья —
но не прислали. И не из Рима.
И не из России.
Я где-то видел! Я чувствую, я понимаю
этот ржавый из Нью-Йорка гвоздь,
телом которого, замысловатым образом,
меня как небоскрёб — раз-два, насквозь —
пронзил my mind, использовав металла ось.
(Парню хорошему не жалко отослать гвоздя:
send off, с любовью, из Нью-Йорка)
Посылка изнутри материей оббита. Хрумкая. Цветная.
Обёртка — рама для картины заказная;
лента, бантик — всё аккуратно, как на рождество.
А в центре рамы — останки, fuck off.
На дне посылочном, пустом,
моя дистанция, моя любовь
к кому-то из Нью-Йорка,
превратилась в одинокий ржавый гвоздь —
пусть стынет в жопе,
пока не вспомню чья любовь
ко мне вернулась,
не встану с приколоченного места.
Должно хватить мне времени на всех, на всё.

К воспоминаниям (flashback)
прибили из Нью-Йорка:
моей материализованной психоделией
пригвоздили. — Ну и что?
Я оторву себя от жопы и уеду,
материей пронзённый, — гвоздям назло! —
туда, где солнце, хотя бы в Сан-Диего,
где хорошая погода. Там тоже есть музей,
а сниться будут мне картины из Нью-Йорка.


Сергей Ласунов (Alanya, Türkiye)

Edited at 2017-09-13 12:25 am (UTC)

Женя Колосьева, Уфа

Сентябрь. Выхожу на Проспект Октября.
Здесь время с пространством связал
То ли философ, то ли поэт,
Который тебя так назвал.

Теченье подхватит меня, понесет.
Спасибо, любимый. Качай
На волнах спешащих, искрящихся вод,
И "жизнь впереди" обещай;

Шепчи вдохновенно, что времени нет,
Движенье, пространство - не в счет,
И только волшебный Октябрьский Проспект
Сквозь серый сентябрь течет.

Светлана Князева Бижбуляк

"О погоде"

Два месяца льют проливные дожди
Совсем надоели, лишили покоя.
На улицу трудно сейчас выходить.
(Как хочется шума морского прибоя).

Повсюду огромные лужи и грязь,
И мхом заросли в огороде дорожки.
Опять промолчу, от досады томясь…
И падает дождик уныло в ладошки.

«Погода наладится лишь в сентябре»
Послышалось… Встану поближе к экрану.
Не верю! Прогнозом могу пренебречь,
Уйду… Телевизор смотреть перестану.

На шаре воздушном взлечу в вышину
Заштопаю небо иголочкой тонкой.
Для этого нужно лишь пару минут,
Я выполню быстро свою работёнку.

А хмурые тучи рукой разведу.
Пусть солнечным будет начало июля.
Поможем природе исправить беду?
Чтоб местные жители мне улыбнулись.

Екатерина Коновальчик, Санкт-Петербург

Давай выберем город на карте - почти любой.
Пусть там будет вода, а все остальное - не важно.
Давай выберем город - это совсем не страшно, -
И пускай этот город нас приютит с тобой.

Пусть там будут не шпили Петра и не шум Невы,
Пусть там люди окажутся проще, а небо - ниже.
Но ведь главное - мы станем намного ближе.
И возможно, что именно там зародимся МЫ.

Не смоли понапрасну скребущий внутри обет.
Не придумывай Бога заново и судьбу.
Все вокруг изменяется - листьями, на лету.
Давай выберем город - и выберемся на свет.


Антон Свитский, Уфа

Пляж на "Пионерской"

Есть речка под Уфой,
Где мутная прохладная вода
Несет коряги, ила запах там
И глиняные берега.

Я снял сандалии и по земле
Бегу, по теплой, больно пятки
Ударяя, но не сбавляю скорость,
Вниз с горки и наверх, и вижу пляж.

Дорога пыльная, по ней я прибежал,
И на траву бросаю вещи.
К воде спускаюсь. Ива у реки.
Я на песке холодном постою немного.

Нагрело солнце спину, я могу теперь
Нырнуть и сильно бить ногами по воде,
Против течения грести и захлебнуться,
Встать на ноги, на дно. Откашляться водой.

На берегу другом растет черемуха.
И, отдохнув, я захожу чуть выше.
Я постараюсь реку быстро пересечь,
И, зацепившись за кусты, остановиться там,
Подняться. Ноги стали скользкими от глины.
Черемуха здесь рядом, я подпрыгну,схвачу за ветку,

Возьму в рот ягоды, они несладкие и вяжут,
Пусть дальше зреют, я еще немного погуляю,
Пройду между деревьев на поляну,
Летают слепни, в ногу мокрую один из них
Успел вонзиться и упал, прихлопнутый рукой.

Мне жарко, солнце напекает. Я у берега опять,
Здесь дно глубокое и можно прыгать.

Edited at 2017-09-28 09:16 am (UTC)

М.Придворов

Wi-Fi

Звезда горела в ноутбуке.
В диапазоне УКВе
Летели ангелы кабуки
По обесточенной Москве

Без опасения спалиться
Где их оседлости черта.
Во тьме фарфоровые лица
Кривились краешками рта.

По верху - зарево в рекламе,
А ниже уровня зеро
Кипело скользкими телами
Насквозь червивое метро.

Качались жёлтые кадила,
От Маяковской до Тверской
Давил вино слепой водила
В своей подземной мастерской.

Там тени мучились виною,
Но не стыдились отродясь,
И становились перегноем,
Вступая в родственную связь,

Никем ни разу не хранимы.
А их картонный караул -
Беспроводные херувимы -
Ушёл, нагуглившись, в загул.

На непонятном языке,
Как заклинанье иноверца,
Строка является к строке,
Как тайнопись живого сердца,
На известковом потолке.

И пепел падает как снег,
Когда в ночи приходит демон,
И смотрит в снежной тишине,
Как с вариациями тема
Переплетается во сне.

И не жалея ни о чём,
Играя всполохами молний,
Смычком, владея как ключом
От вечности, судьбу исполни!
И называйся скрипачом!

Edited at 2017-09-23 09:06 pm (UTC)

Сплющенный овал

Стал я гордо к людям боком,
Мня себя почти что богом.
В кайфе праздности убогом
Суеты торгпред.

Пьян всегда – хоть и не пьющий –
Иногда как демон сущий…
Жизни круг гордыней сплющен
В кривизну «торпед».

Вспомнив мудро жизнь «Ab ovo»,
Мир, прощая вспышки злого,
Протянуть готов мне Слово –
Дружества залог…

Диалог бесперспективен.
Дух мой в злобе безмотивен –
Сдохни Кинг, который Стивен.
Жжёт мне глотку слог.

Я тоскую. Я обижен –
Где душа, тот угол выжжен –
И кричу: «Уж, коль Всевышен,
Дай – верну стократ!»

Но безмолвен Дух Нетленный –
Принимает во Вселенной
У галактик турбулентных
Мировой парад…

Эластично и упруго
Жмёт под яблочко подпруга.
Мне не выправить до круга
Сплющенный овал.

«Делать что?» – вопрос излишний.
Возлюби того, кто ближний,
Если хочешь, чтоб Всевышний
В лоб поцеловал.






Немирович Людмила Николаевна

В этом дне...


В этом дне златокудрой осени,
Не найти облетевших страниц.
Я иду пожелтевшей просекой,
На закат вопрошающих лиц.
Словно ключики лето затеряно,
И уже не вернуть назад...
На листве, облетевшей с дерева,
Вряд ли кто остановит свой взгляд.
Тихо тикают жизни часики,
Ветхой книгой шуршит листва,
Может в дне златокудрой осени
Вновь меня отыщет весна...

Салям Берлин!

В Берлин вошёл боец татарин,
По-русски на рейхстаге написал:-
Салям Берлин!
И про себя добавил:
Как долго до тебя я прошагал.
Он понимал, пришла его победа,
Войну с сапог он ваксой вытирал.
Беззлобно немцев он кормил обедом,
По-русски мир от нечисти спасал.
Он воевал и был он русский воин,
Медали красовались на его груди.
Он есть и будет уважения достоин,
Он верил, что война вся позади.
А там далёко в деревушке древней,
Его ждала родная мать.
Он был её сынок последний,
Других двоих война сумела отобрать.
Земля его ждала, так долго,
Что сорняком поля все заросли.
Он был готов трудиться очень много,
С желанием, чтоб дети подросли.
Война ему порядком надоела,
Устал боец с фашистом воевать.
Скорей домой, работам нет предела,
Жениться и детишек поднимать.

25.04.2017 год
Михаил Крамольник


В паутинках сквозная просинь
И щемящая даль полей...
Распустила березка косы,
И, красуясь, глядит в ручей...
Я люблю это время года,
Время поздних надежд и грез...
Вновь оранжевая погода
Пропитала мой сад насквозь...
Я люблю это время года,
Листопады шуршат опять...
Есть великое у природы -
Умирая, не умирать...
Потому так понятна осень
И созвучны душе моей
В паутинках сквозная просинь
И щемящая даль полей...


Юрий Сайфуллин Алкино

Edited at 2017-09-29 11:50 pm (UTC)

***
Ангелы летят над бродвеем,
Ангелы летят над уралом,
Но мы больше их не жалеем,
Не глядим на них даже даром.

На их место пришли другие,
Покрасивее, помоложе,
Что сегодня для нас мессии,
Но они постареют тоже.

Но и те помогли кому-то,
А сейчас в небесах летают,
И мы стали добрей как будто,
Значит, ангелы не умирают.

Ты этого мира лишь часть,
Ты света людского признак,
Пусть многие видят грязь
В тебе сквозь толстую призму.

Сквозь призму пустого зла,
Где пламя не жжет единства,
Где магия, порча, сглаз
И прочее низшее свинство...

Где нет ни души святой,
Ни высшей любви к другому.
Где ты породнишься с той,
Что путь закрывает к Богу.

Где время бежит как свет,
Но нет в нем ни капли света.
Пусть в сердце брезжит рассвет -
И нет для него ответа...

Edited at 2017-09-30 08:23 am (UTC)

Абизгельдин Тимур, Уфа

Осень семнадцатого.
Жёлтого спектра цветение предпочитаю осенью другим чудесам. Из-под шляпки соломенной локон ретивый выбился погулять по лесам, и вот уже в солнечных прядей свечении до кармина сгорает листва, и потоки янтарных течений, в застывших озёр зеркалах отражаясь, зажигают сухие сердца. Мне кажется, в этом Её воплощении всего обнажённей золотая душа: и октябрь, и ветви худые как плечи, и нитями капли косого дождя на окне тому подтверждение.
В спальной комнате выключен свет, и холод сочится из всех отражений. Мой без ретуши бледный портрет курит трубку Её сновидений. Дребезжаньем стального листа, корчась свистом в бетонных кавернах, монотонное каргыраа аккомпанементом камлает ветер. Я смотрю, как густеет мгла.
Домен небесных расплав стынет фиолетовой скверной, вязью тенетной жар-птицы зажав бока. Пульсирует небо биением Её сердца, неестественно гнётся набок алая голова, из клюва открытого вместо песен хрипы – душит птицу тугая струна. Искалеченных судеб сжимается паутина вдовья: свои потеряв, увечат чужие крыла.
Им не жилось, не будет честной и наша доля – их души теперь живы в нас, проросли и колышутся тёмными всходами ядовитых и сорных трав, родовых и житейских травм уродствами зреют, дают плоды. Глупости, жадности, страха бесплотные в душах растут сады. Расслаблены щупальца спящих монстров, спрятан оскал до поры. Смотрит ночь на меня в окошко, разинув бездну грядущей тьмы.
Мы сотую встречаем годовщину начала бубонной чумы, словно не здесь это было, словно то были не мы. Больные, диагноз не знаем, не верим вообще, что больны, и язвы свои восхваляем, и жертвою предков горды, и литрами употребляем блокатор вины и ума: крысу царём величает только её блоха.
Смотрит тень на меня из угла, щерит взгляд свой недобрый в спину, ворот шинели задрав, трёхлинейку сжимает в руках:
- Война же была, война! Такая у ней цена!
- В затылке из наградного объявленная вина?!
- Ты не понимаешь – Война! Если б не мы, то нас!
- Вас и без войны потом, и с войной ещё пару раз…
- Ты просто не жил тогда – не чуял момента смысл.
- Вот я живу теперь, сейчас. Посмотри, вы за это дрались? Стоит этот мрак за окном в головах проломленных дыр? Видишь автомобиля стекло с надписью про «повторить»? Униженный видит в победе лишь возможность унизить других.
И сколько их теперь таких, какими были вы? Полно! Проклятьем заклеймённый люд как был, так есть – Ничто, и впредь останется ничем пока темно в душе, пока ты смотришь сквозь прицел в тот рот, что смел тебе сказать, что ты неправ. Когда взведён курок, на том конце ствола для вас не человек уже, а так – реципиент свинца.
Сто лет вращает колесо чумная стая крыс как злое тёмное пятно на сводах наших лиц, как пароксизм, как шестерённый маховик, в котором и младенец нежный, и сухой старик размолот будет в муку и крик.
Да, это тяжело: принять, что век пропал зазря, простить в себе убийц себя, понять, что солнце, восходя, не ищет жертв: любви не требуя взамен, даруют свет.
Край неба выхватил из тьмы теплеющий рассвет, и тени больше нет за мной, и страха больше нет.
Пусть век грядущий, долгий век, осенняя заря окрасит в жёлтый мягкий цвет, в богатство янтаря.

Re: Абизгельдин Тимур, Уфа

"Униженный видит в победе лишь возможность унизить других" - браво, Тимур.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account