istoki_rb


Клуб друзей газеты "Истоки"


Previous Entry Share Next Entry
10 стихотворений месяца. Декабрь 2017 года
husainov wrote in istoki_rb
Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте https://istoki-rb.livejournal.com/158761.html


Если опубликовано более одного стихотворения, то они тоже рассматриваться не будут!

Стихи, размещенные в сообществе отдельными постами, также не рассматриваются!

Просим авторов сразу же указывать свое имя и фамилию, а так же место обитания(город, село и тд). Если имя автора не указано, стихотворение в конкурсе рассматриваться не будет!

Сочинения коллектива авторов (более одного) не принимаются.


Жюри, в которое входят поэты Айдар Хусаинов husainov , Иосиф Гальперин i_galperin, Галарина(Уфа) galareana и Михаил Гундарин(Барнаул) ( имя приглашенного члена жюри будет объявлено позднее), выставляет свои оценки по десятибалльной шкале. В конце месяца подводятся итоги, и десять лучших стихотворений будут опубликованы в газете «Истоки».

При публикации редакция имеет право незначительной правки стихотворений, не меняющей смысла. В первую очередь такой правке подвергаются стихи, в которых есть обсценные слова.

Победитель получает 500 рублей и электронную подписку на газету на следующее полугодие.

Остальные девять стихотворений публикуются на безгонорарной основе.

Стихи участвуют в конкурсе только один раз. Стихи длинее 50 строк не рассматриваются:). Отрывки из поэм не принимаются.

UPDATE.Подборка стихов победителя (330 строк) также будет опубликовна в газете "Истоки".

UPDATE2.

Обращаю ваше внимание, что по итогам года будет издана книга, куда войдут все стихи, которые победитли в конкусре, то есть 120 стихотворений!

  • 1

Альмира Камалова Стерлитамак

Луна, как белое пятно,
На небе тёмно-синем,
А я смотрю в твоё окно -
И вижу только иней.

Мороз сковал дома кругом -
В них поселился холод.
От ветра прячусь за углом,
Затем в подъезд, как в омут.

А там темно - там нет Луны
И лампочка не светит;
И холодно до дурноты,
И кот дворовый метит...

Не хочется идти домой -
Там без тебя так пусто.
Ты забери меня с собой -
Мне холодно и грустно.

Дмитрий Бобылев, Санкт-Петербург

***
Лицо горит в ночном окне,
Сквозят стихи через рубашку,
Шов расползается: в обтяжку,
Как рама - звездной вышине,

Как мне - кровать, так я - стихам,
Змеится шов температурный,
Ночной клошар пытает урну,
Что экспонат из диарам,

Зажатый окнами со всех
Сторон, путей и направлений.
Наружу, в сторону Вселенной,
Взлетает бабочка в росе.

Екатерина Коновальчик, Санкт-Петербург

***
Мне хотелось бы верить в Бога, небесную паству, парящие корабли.
Мне хотелось бы ждать чудес, говорить с цветами,
возвращаться домой с любых дорог, куда бы они ни вели.
И отчаянно восхищаться нами.

Мне хотелось бы верить в папоротников цвет,
в золотые берёзы, вещую землянику,
в двусторонние объявления из газет,
в голубую книгу.

На ромашке гадать, дрёмовые цветки
по ночам заваривать на чёт-нечет.
Мне хотелось бы верить в море и маяки.

И что ты - обнимешь меня при встрече.

Марина Ханова (г. Салават)

Холм

Когда я была маленькой, казалось,
Что выше нету места на земле,
И что до облаков осталось малость...
Я представляла, что на корабле
По облачному небу проплывала,
И детские, наивные мечты
Под шепот трав холму я доверяла,
Смотря на реку с этой высоты.
Мне нравилось смотреть, как гонит ветер
На речке волны, в небе облака...
Казалось, лучше места нет на свете,
И краше места нет наверняка.
Покинув край холмов, уехав в город,
Забыла свежесть утренней росы,
Но вот однажды появился повод
Увидеть место детства, где часы
Как будто ход свой тихо замедляют,
Чтобы продлить ещё заката час,
Всё те же травы холм тот застилают,
Только совсем другая я сейчас.
Как будто в детство отворила дверцу,
Я чувствую тепло родной земли,
Теперь я знаю: у холма есть сердце,
Я слышала - оно стучит внутри.

Михаил Митько, Симферополь

От нас останутся мегабайты...
Скорей всего в форме архива "rar"...
Как-нибудь чьи-то ошибутся пальцы
И чьё-то сердце пропустит удар...

Я воскресну и сквозь танец пикселей на экране
Внимательно посмотрю на свет
Где-то на самом краю мироздания,
На одной из ещё не открытых планет.

Кто это будет? Сетевой археолог,
Роющийся в древних окаменевших винтах?
Или восторженный студент-филолог —
Юноша бледный с пожаром в очах?

Неважно! Ведь радостный и счастливый
Он побежит в учёных мужей собрание
И будет читать им стихи горделиво
В огромном, красивом и светлом здании.

И засбоит университетский процессор,
Когда гул восторга тишину взорвёт,
И скажет плачущий старый профессор:
«убицца ап стену! аффтар жжот!»

Никита Поповский. п. Первомайский, Челябинская область

***
Стена обнажена. Дай ей одежду
Иначе этот срам увидят дети...
Стоишь, как будто Крупская Надежда
Заместо Ильича на постаменте.
С бумажных лиц морщины удалив,
Всю непечатность громко вспоминаешь.
Молчи! И помни-не уйдет в отрыв
Все то, что ты на стену надеваешь.
С небес на пол давай скорей сойди,
На потолке я цвет твоих волос оставлю,
А если что пойдет не по пути,
То Ильичом все это переправлю.

О.З.


Мне снились бабочки, что над водой порхали.
Сверкала солнечными бликами река,
И за рекой звенели зноем дали,
И плыли безмятежно облака.

Мне снилась ты. Ты улыбалась свету.
И щурилась от яркого тепла.
Из глаз твоих, как нежности примета,
Живая влага радости текла.


Есть паруса у корабля

Мерцают звёзды в небесах
И ночь темна, и воздух свежий.
Как передать это в стихах?
Как дует ветер с побережий…
Вдыхаю ягод аромат,
Земли дыханье сердцем слышу.
Как сладко пахнет виноград!
Я, ночью восторгаясь, вижу.
Тепло, здесь лес недалеко:
Мой взор скользит над горизонтом.
Мне так уютно и легко,
Небесным прикрываться зонтом.
Плывёт красавица земля,
По океану звёзд беспечно.
Есть паруса у корабля
И капитан, сам бог конечно.

26.11.2017 год

М.Придворов

1км

Вселенная диаметром в км.
Мы оба в ней герои анимэ.
А, может, мы с тобой антигерои.
Но первое не лучше чем второе.

Измерив мир, писал слепой Гомер:
"1км - достаточный размер".
И жители в пространстве том красивы,
На что есть подтверждающие ксивы.

И у тебя есть тоже документ,
Что ты конечно пятый элемент.
Одетая в красивые обноски,
Растаптываешь мир, который плоский.

И слух свой от тебя не уберечь,
Когда твоя отравленная речь
Накапает цикуту на цукаты,
Пока хрустят цикады пиццикато.

Вари, вари мне сладкую муру,
Но в этом мире весь я не умру,
А буду от столицы до окраин
В 1км с тобой опять запаян.

Амаль Керимов, Уфа.

Сегодня снег произошел!
Ноябрь белый до инфаркта;
сегодня день противно гол-
ый целовал закат янтарный.
И смело било по глазам
еще осеннее усердье,
что по забеленным сукам
сойдет, как пыль, зима.
Как прежде...

Таня Иванчай, Санкт-Петербург

Сколько лодок

Сколько лодок
зачитанных книг,
сколько бутылок
послано в море...

Найти себе берег,
остаться жить,
ловить себя
на каждом слове,
цедить слова,
как старый ром,
встречать рыбаков в порту
с мальчишкой,
сети латать
и строить дом,
получать по почте
старые книжки...

И однажды...
и однажды...
получить из моря в ответ
стеклянный конверт.

Вскрыть и сорваться,
не дочитав,
на ходу прикинуть
координаты,
прыгнуть в лодку,
как в старый гамак,
не допить до дна,
в тишине крылатой
торопить парусину
на голос твой,
распевающий песню –
огонь по борту,
и войти к тебе,
и знать, что домой,
и с облегченьем
послать всё к черту.

http://www.stihi.ru/2007/10/07/1018


Edited at 2017-12-25 06:31 pm (UTC)

Владимир Гладких

болезнь такая

              если уже стихи пишут одной неразрывной строкой то почему бы и прозу писать не столбиком

козюпкин развлекался писательством он не думал
становиться львом толстым или аббатом прево
просто часто слова сами выскакивали из его огромной
головы и он ничего не мог с этим поделать

это была болезнь он внедрился в жж и еще в кучу
форумов и везде оставлял записки типа "надысь
у артиста бакланова спёрли камзол и бороду"
кто такой бакланов и что это за реквизит такой

козюпкин понятия не имел но зато он отчетливо
видел пустое место на стуле и глупое растерянное
лицо артиста дело в том что бакланов вложил

во внутренний карман камзола две сторублевки
и твердо намерен был к вечеру их пропить –
фантазер козюпкин лишил его этого удовольствия
.

Константин Клименко Уфа

Листаю книгу жизни осторожно
Навстречу не исписанным страницам.
Я верю, там указано, как можно
Взбираться к звёздам по твоим ресницам.

А строчки интересней гороскопа -
Эмоции подобны бурным рекам
И сердца барабанная синкопа
Официальным служит саундтреком.

И текст ничуть не кажется мне странным,
Хотя, сказать по правде, толстый том мой
Приходится читать на иностранном -
На языке реальности огромной.

Прочитан новый лист и вот закладкой
С рисунком снов отмечена страница.
Пусть новый день останется загадкой,
Но пусть твоя улыбка мне приснится.

Ты станешь темной перелетной птицей,
Что, чуя ночь, взлетает над обрывом
Над городом, где я хотел забыться,
Где люди-маски потеряли лица
Где в храмах нет ни капли веры,
Где колокольный звон несёт унынье.
Там где дома без окон, только двери,
И пахнет воздух горечью старинной.
И небо разрывается на части,
Здесь каждый - Люцифер своей Вселенной.
Зачем же позабыли слово счастье,
И смотрим на других людей презренно?
Что ж поменяли радость на монеты,
И вновь реке хмельной бескрайно литься.
И ночь придет, и ты за всё ответишь,
Когда ты станешь перелетной птицей.

за безжалостное небо

у меня оба дедушки не вернулись...ладно может и плохо но от души

я пьян всегда на небе на земле а млечный путь мне ходит под ногами верх головой как не один а все и сотку пью я с огурцом в кармане в кармане жесть и ночь нам не легка ну если только мягкие постели да ни фига и на фиг ни фига сегодня брат война у каждой двери и пусть мне снится это может влет но дату помню пусть совсем и пьяный мне 22 сегодня не везет и столько миллионов же в кармане сказать по правде колочу понты в кармане два но только мои деда и оба как и ты и твой и ты давай же выпьем за безжалостное небо...

Аннатолий Переломов

Алиса Миррор, Санкт-Петербург
«Нужно всегда идти срединным путем между двумя крайностями, между добром и злом, между светом и тенью, ибо все в мире меняется со временем». И.А. Ефремов

Лопочешь под ухо, не надо, дай мне минуту,
Долго стою перед зеркалом, слишком долго,
Ты навыдумывал сам эти все осколки,
Только не режь меня первым, не будет толку

Все это было в Италии – мы кружили,
Бегали по побережью и ели фиги,
Слушай, да, вспоминается - это где-то
Только вчера просмотренный фильм о главном,
А то, что сейчас назрело – всего опасней,
Ты не спеши, попробуй вернуться в лето,
Пусть просто мысль - но на скалы меняй асфальт и
Там не спеши, так страшно, когда ты счастлив

Помнишь, спускались с гор и в закате волны?
Помнишь тот реггей? Крабов смешные пляски?
Цыканье стай цикад нам казалось сказкой

Что с этим стало? Можно ли так меняться?

Страшно, когда нас меньше и свет тускнеет,
Долго стою перед зеркалом, слишком долго,
Дать перейти дорогу? Или согреть их?
Чувства мельчают всюду, куда б не съездил

Нет, не спеши, подожди лишь одну минуту,
Дай мне все в прошлом и шанс на reset возможен,
Боже, слагай нам разность, пока не поздно,
Рейс в Петербург был полярен, из лета в осень

Мы поменяли страны, погоду, время,
Только вот от зеркал убежать не просто
Некуда убегать

Edited at 2017-12-17 01:13 pm (UTC)

Скуп нынче холодом январь
И не пылает киноварь
Залётных снегирей.

Зато – и это не слова –
На крыше белая сова,
Заблудшая скорей,
Чем прилетевшая «спецом».

Не инкрустирован резцом
Пока ледка кристалл.

Погода – только заболеть.
Кружится, шкуря гололедь,
Колючих звёзд фристайл.

Я сел финансово на мель.
Выходит новогодний хмель.
В графине скис крюшон.

Тошнит от запаха сардин
И едкой горечи «Jardin» –
Вновь кофе пережжён.

А завтра снова торжество –
Вселенский праздник – Рождество.
В тот день Господь пришёл.


От Магадана до Пинег
Покроет тихо землю снег…

И будет хорошо!





Светлана Гордеева, г.Чебоксары

***
Мы как в мешочке у Бога горох:
Кто-то проклюнулся, кто-то засох.
Кто-то на влажную землю упал,
Кто-то – на камни, да так и пропал.

Ангел мешочек с горохом потряс:
Много у Бога горошинок – нас.
С шумом и грохотом в этом мешке
Каждый находит местечко себе.

Ангелу нужно горох перебрать,
Не перепутать и не потерять.
Только хороший оставить горох,
Тот, что для будущей жизни готов.

Жаль, что так много негодных семян,
Вот и на этом горошке изъян.
Может, оставить горошек, спасти?
Слезно прошу, не губи, а прости!

Вот и росток через несколько дней
Вышел от влажной слезинки твоей.
Знать не дано нам о нашей судьбе -
Ангел любезный, поплачь обо мне.



Снег идет, как положено - в срок,
В мягких хлопьях мой старенький вяз...
Дай, коснусь тебя, первый снежок -
На крылечке сребристая вязь...

Каждый год мы встречались с тобой
И прощались до новой зимы...
Козерог над моею судьбой
Вел меня, освящая мой мир...

Жил одной я заветной мечтой,
Той мечтой, что была всех милей...
Только вряд-ли ответит мне кто,
А достиг ли я цели своей?

Снег идет, как положено - в срок,
В мягких хлопьях мой старенький вяз...
Дай, возьму тебя в руки, снежок,
Я родился под белый твой вальс...

Ни упреков, ни ропота нет,
Сделал все, что по-совести мог...
Где-то вьется последний мой снег
Над развилкой зовущих дорог...


Юрий Сайфуллин Алкино



У других соловьи и павлины,
Голосами и цветом богаты,
Я, эпох одолевший глубины,
Залетевший к тебе, птеродактиль.

Обманувший, как будто бы, время
В этом небе совсем неуместный -
Я своё забываю здесь племя
И карниз обживаю железный.

Скучен цвет мой совсем не павлиний,
С соловьём никогда не споёмся,
Но мои руки-крылья большие
Обожаешь смотреть ты в полёте.


Пьяный корабль.
Артюр Рембо перевод с французкого

Понесло меня вниз по течению,
Но пираты вдруг кинулись к нам.
Всех раздев, забавлялись мишенью,
Пригвоздив обнаженных к столбам.

Я остался один без матросов.
Вымок хлопок, затлело зерно.
Мое судно плывет без вопросов,
Без эмоций, ему все равно.

Море грозно рычало, качало.
Как ребенка, трепал меня шторм.
На земле для меня нет причала,
Только водный бескрайний простор.

Я терял в этой буре рассудок,
В круговерти танцуя волчком.
Я болтался в воде много суток.
Мне никто не светил маяком.

Я вдыхал грудью бурные мили.
Сквозь обшивку сочилась волна.
Якорь сорван и руль повредили,
Смыты с палубы пятна вина.

Так я плыл наугад погруженный.
Упивался я звездной игрой.
Как бродяга, судьбой обделенный,
Как утопленник, мертвый герой.

И на зыби лиловые пятна
Проступали под ритмом стихий.
Моя жалоба с болью понятна,
Крепче спирта вливалась в стихи.

Над свечением течений глубинных
Пляска молний сплетенная в сеть,
Да подобие стай голубиных
Облаков красноватая медь.

В тех отливах таинственной меди
Мне виденья являлись порой,
Словно битвы античных трагедий
Проносились, сверкнув надо мной.

В снегопадах лишающих зрения
Море мне целовало глаза.
Фосфорической пены свечением
Озаряла волну бирюза.

Месяцами, тупея от гнева,
Океан рвет коралловый риф.
Верю, встанет Пречистая Дева,
Своей лаской его усмерив.

Скольких Флорид я нежно коснулся ?
Там цветы, как глаза у пантер.
Там сверкающий мост изогнулся
Цветом радуги ярких химер.

Там гниет непомерная туша,
Бьется в неводе Левиафан.
Под волнами разрушится суша.
Пялит слепо глаза океан.

Ледники в перламутровом полдне,
Как в заливах в лимонной грязи.
Виснут змеи с ветвей преисподней,
Разлагаясь от гноя земли.

Золотых покажу вам рыбешек,
Что поют там во все голоса.
В пене множество камушек-брошек.
Соль съедает мои паруса.

Убаюканы морем широты.
Полюса перепутал бродя.
Налепились медузы, как шпроты,
Умаляя остаться меня.

Погружаясь в вонючую тину,
В щебетанье и шорохе крыл,
Как скиталец, я чую кончину.
Я свой трюм черной смерти открыл.

Но я спрятан был в бухте лесистой.
В море вынесли крылья грозы.
Не заметил меня взгляд нечистый
И купечество древней Ганзы.

Был, как дым я, как воздух, непрочен,
Как туманы, что мимо неслись.
Я поэт, потому непорочен.
Смою рифмой я мерзкою слизь.

В злых огнях электрических скатов,
В жутком бурном кипении вод
Я, оглохший от звона раскатов,
Рушил ультрамариновый свод.

Закрутившийся насмерть в мальстреме,
Захлебнувшийся в пляске морей,
Я сплетаю туманы сквозь время,
О Европе тоскую своей.

Помню звездные архипелаги,
Но мне снится причал и дожди.
Зарождаю строку на бумаге,
Ощущаю я силы в груди.

Слишком долго я плакал без цели.
Нет луны, даже солнце черно.
Камни киль мой разбить не успели,
Но хочу погрузится на дно.

А родная Европа пусть будет.
Хоть, как лужа, грязна и мелка.
Из бумаги мальчишка закрутит
Свой кораблик с крылом мотылька.

Надоела мне зыбь серой влаги.
Караваном бескрайние дни.
Надоели торговые флаги
И тюремных понтонов огни.

20.12.2017

Абизгельдин Тимур, Уфа

Греческий-зимний

Молчит мечта,
Рутину дней листая, ищет вдохновения.
«Я там искал, там нет его!» – кричу. Она вздыхает.

Машины впереди стоящей стоп-сигнал
Мигает красным. Зима,
И дни ненастные съедают время,
Играя медленно в лото случайных мимолётных встреч.

Горячий шоколад, чизкейк. Аккорд –
Пачули, орхидея, бергамот –
Легко не по сезону. Серо-зелёный
Цвет глаз, расплавом золота воспламенённый,
Каштановые волосы и серое пальто. Снаружи
За стеклом темно, лишь снег мерцает призрачной стеной на авансцене
В неоновой люминесценции семь тысяч кельвинов ценой. Внутри
Улыбки мягкий свет, пластинки
Мерное вращение: мелодия а-ля Сати –
Танцующий прекрасный силуэт среди толпы застывших
Манекенов – холодных тел невзрачный аккомпанемент душе Эвтерпы.
Аплодисменты.
Прикосновение руки,
Как первый луч рассветный пронзает войлочное небо, рождая день
Летний, ясный, спелый.
Прозрение:
И я был манекен. Нет, хуже – тень от манекена.

Мечта: «Может, вернёмся к Мельпомене?»
Я улыбаюсь. Гимнопедий звук
Меня уже унёс.

Юлия Личагина, г.Салават

Дайте мне билет куда угодно,
Чтобы только видеть из окна,
Как бегут куда-то беззаботно
Реки, горы, люди и дома.

Чтобы просто ехать в неизвестность
И не знать, что будет впереди.
Ждёт кого-то вечная невеста,
Моросят осенние дожди.

Ближе к солнцу тянутся Икары
Где-то там, в межзвёздной вышине.
Где-то жгут костры, звенят гитары,
Вспоминают, может, обо мне.

Я пропал в плену своей свободы,
Скорый поезд мчится в никуда.
Не пойму, какое время года,
И о чём судачат поезда.

Я проснусь однажды тёмной ночью
И на первой станции сойду,
Глубоко вздохну и что есть мочи
Крикну: "Мама! Я домой иду!"

Геннадий Полежанкин

ТУФЛИ.
Вылезают проклятые ТУФЛИ
в сотый раз из компьютерных недр.
УФЛИ.
В этом столь презентабельном улье
на прополис повыщепят кедр.

СЛАВА.
Что им слава ? Разнашивать туфли ?
Слава свалится прямо с небес.
ЗДРАВО-
мыслю : с дуболомами Урфина
в среду справится наш интерес.

ЕСЛИ
глухари оттокуют в Зелёной
Роще,- знать, поэты услышат
ПЕСНИ
однозначно уфимцев влюблённых,
в поднебесье взлетающих с крыш !

В НОВЫЙ
Год откочует к любым январям
сообщества УФЛИ карета.
ГОРЫ
прямо в город заступят в наряд -
защитить голоса поэтов !

Мавлютова Лидия Александровна

Я ЗНАЮ ГДЕ СЧАСТЬЕ Я песней встречаю зарю, Молясь на Божественный свет. С желаньем я к ЖИЗНИ горю, Не знаю в то время я БЕД! Живу, как живу, не рвусь - Спасибо, УДАЧА, тебе! Душа распахнёт мой путь Все двери к сварливой судьбе. Нет зла, лишь любовь во мне, Ведь утром забрызжет рассвет. Равнодушна к ярчайшей луне И ей до меня дел нет. Вот спят и сопят СЫН и ДОЧЬ,- "Вот счастье-то!"- говорю... Стихи я пишу всю ночь, Вновь песней встречая ЗАРЮ.

Солнечный день. Середина осени.
Уже деревья листья сбросили.
И только дуб стоит во фраке золотом
И нет ни облачка на небе голубом.

Но так бывает осеннею порой,
А солнце быстро спрячется где-то за горой
и рассвет малиновый утром не спешит
и за речкой иволга уж давно молчит.

Распрощались певчие с лесом до весны
Глухари вспорхнули где-то у сосны.
Этим то не надо улетать на юг
Здесь они на родине, зиму переждут.

С метелями, морозами так зима пройдет
Солнышко пригреет и весна придет.
Едва солнце озарит за горой восток,
На проталинах начнется глухариный ток.

С глухариной песней лес весь оживет,
за рекою иволга снова запоёт.


Надежда Нугуманова, село Красный Ключ. Нуримановский район

однажды ночью мне в окно
явился призрак в кимоно
и до утра стонала ночь
гоня луну и звезды прочь
чтоб заалел вдали восток
рождая огненный цветок

***

чудесный дворник нерожденный
не сын не внук и не творенье
всегда стоит под воротами
и варит вскусное варенье
глядя веселыми глазами
как протекает мимо осень

но в грязной шапке на затылке
гнездо вороние трепещет
и свет из горлышка бутылки
на небе сером влагой блещет

E 0[IbFCDܼ<]f(x8'80.*Ru*_Y0'6]z֧Db>Mjd

Экология души.
Человек построил дом
Необыкновенный!
Современный, светлый,
В нем все было отменно.
По науке строил он
Все, как полагается.
Не учел нюансов главных -
Кто в нем жить останется...
Моя душа - такой же дом,
Его мне дал Всевышний.
Дом этот - сердце, что стучит,
А для других не слышно.
Там жили Радость и Любовь,
Надежда с Верой жили
И равнодушье этот дом
С уныньем обходили.
И было чисто в том дому,
И не было в нем грусти.
Не знало сердце в те года,
Кто в дом печаль запустит.
Она порядки здесь свои
В момент установила:
Лень прибыла к ней погостить,
И зависть подскочила.
Так трудно сердцу стало жить
Средь бела дня и ночи.
Стучит оно, стучит, стучит,
Стучит, что было мочи.
Спасла все жизнь!
Она ключи от дома получила.
И все плохое ушло прочь.
В ключах тех Божья сила.
Все изменилось с той поры:
Окрепла силой Вера,
Надежда стала вопреки
Надежной и умелой,
А Радость тихою жила,
Она Любовь любила.
Та дом хранила свой сполна
И всех боготворила.
Не стало места силе зла,
И сердце бьется ровно.
Душа моя, моя душа,
Живи в дому спокойно.
Пусть экология души
Волнует нас не меньше,
Тогда со всеми будет жить
Намного интересней.


Edited at 2018-02-10 03:58 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account