?

Log in

No account? Create an account

istoki_rb


Клуб друзей газеты "Истоки"


Previous Entry Share Next Entry
10 стихотворений месяца. Август 2018 года
husainov wrote in istoki_rb
Приглашаем принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте https://istoki-rb.livejournal.com/165098.html

Если опубликовано более одного стихотворения, то они тоже рассматриваться не будут!

Стихи, размещенные в сообществе отдельными постами, также не рассматриваются!

Просим авторов сразу же указывать свое имя и фамилию, а так же место обитания(город, село и тд). Если имя автора не указано, стихотворение в конкурсе рассматриваться не будет!

Сочинения коллектива авторов (более одного) не принимаются.


Жюри, в которое входят поэты Айдар Хусаинов husainov , Иосиф Гальперин i_galperin, Галарина(Уфа) galareana и Михаил Гундарин(Барнаул) ( имя приглашенного члена жюри будет объявлено позднее), выставляет свои оценки по десятибалльной шкале. В конце месяца подводятся итоги, и десять лучших стихотворений будут опубликованы в газете «Истоки».

При публикации редакция имеет право незначительной правки стихотворений, не меняющей смысла. В первую очередь такой правке подвергаются стихи, в которых есть обсценные слова.

Победитель получает 500 рублей и электронную подписку на газету на следующее полугодие.

Остальные девять стихотворений публикуются на безгонорарной основе.

Стихи участвуют в конкурсе только один раз. Стихи длинее 50 строк не рассматриваются:). Отрывки из поэм не принимаются.

UPDATE.Подборка стихов победителя (330 строк) также будет опубликована в газете "Истоки".

  • 1
Юлия Личагина, г.Салават

Мы выросли из наших старых сказок,
Так не найдя нигде волшебный ключик.
У нас нет лиц, зато есть сотни масок
И интернет, хотя порой и глючит.
Приятели, стабильная работа,
И алкопланы есть на выходные,
И тренировки до седьмого пота,
Но вот о чём-то важном мы забыли.
А где-то там отважный Буратино
Сражается с жестоким Карабасом,
Пьеро влюблён по-прежнему в Мальвину,
Как будто бы и нет финальной фразы.
Забыты нами книжные герои,
Забыто детство с яркими мечтами.
Мы выбрали себе иные роли,
Картонный мир с бумажными цветами.

Анатолий Селиванов г. Уфа

(Anonymous)
Обелиск в деревне Дубровка Сейчас, уже с большим опозданием, За Родину, павшим в боях землякам, Обелиск, воинам – односельчанам, Стал ставить народ, в назидание, сам. Чтоб внуки и правнуки о героях, Вспоминали с любовью и добротой, И дед, в их глазах, всегда оставался: Красивый, отважный, совсем молодой. И чтоб обелиск напомнил нам павших, Всех тех, что без страха на смертный шли бой, И жизнью своей, сполна заплативших: За мир, небо чистое, над головой. И обелиск, что в Дубровке открыли, Всем книгой настольною будет служить. Чтобы историю мы не забыли, Он память о воинах будет хранить.

Дмитрий Бобылев, Санкт-Петербург

(Anonymous)
***
Да наплевать, что тонкое пальто!
В асфальте отражаешься ― навеки.
Души твоей сиреневые реки
Запружены под маленьким зонтом.

Твой гость пообещал, и не пришел.
Так голос остывает в человеке,
Сорвавшийся с божественного века,
И испаряется прокуренной душой.

Дмитрий Бобылев, Санкт-Петербург

***
Да наплевать, что тонкое пальто!
В асфальте отражаешься ― навеки.
Души твоей сиреневые реки
Запружены под маленьким зонтом.

Твой гость пообещал и не пришел.
Так голос остывает в человеке,
Сорвавшийся с божественного века,
И испаряется прокуренной душой.

Екатерина Коновальчик, Санкт-Петербург

***
Давай сделаем вид, что времени нет для нас,
И что новая осень – такая же, как другие,
Не сумевшая вовремя вылечить. И сейчас
Давай сделаем вид, что мы обо всем забыли.

О холодных дождях, пронизывающих насквозь,
О несказанных мыслях, о людях, о неудачах…
Обо всем, что сбыться могло бы – но не сбылось.
Обо всем, что могло бы – но ничего не значит...

Давай сделаем вид, что город сошел с ума,
И что в августе выпал снег… и что руки мерзнут
Так, как будто на улице вдруг зима,
И, пытаясь хоть как-то спастись от мороза,

Я тебя обнимаю и прячу руки в карман
Твоей куртки, и мне хорошо – оставаться рядом…

Только пафосных слов и красивых драм,
Умоляю тебя, не надо

Никита Поповский, Челябинская обл. п. Первомайский

Идиллия
В.П.

В два горла вливаем казахский
Беззвёздный, бесспиртный коньяк,
Ломаем хлеб чёрный по-братски
Без мысли подбросить мышьяк,

Без мысли-мечом, словно узел
Диван разрубить пополам.
Что жизнь нам сегодня загрузит?
Возможно какой-нибудь спам.

Четыре стены, словно кокон
Спасли нас от мира людей.
Мы здесь-открыватели окон
И старых охрипших дверей.

М.Придворов

Властелин снов

Слова растворяются в голосе,
А сны растворяются в сне.
В нём тянут ребёнка за волосы
И губы цепляют к блесне.

Он плавает в омут заброшенный,
Он ходит по камню сухим
И помнит лишь только хорошее,
Когда он был в детстве плохим.

Когда он был маленький, маленький
И пачкал слюной пластилин,
Он жил в однокомнатной сталинке
Вселенной почти властелин.

И, в целях её профилактики,
Смотрел иногда по ночам,
Как свет от далёкой галактики
В последние дни измельчал.

Он думал, что выплывет вскорости
И вспомнит, что было тогда.
Но время добавило скорости,
И высохла в речке вода.

И тащит по камушкам насухо,
За губы цепляя, блесна,
И градусник греет за пазухой
Заевшей дорожкою сна.

Осень весточку прислала.

Осень весточку прислала
С листиком кленовым,
Про погоду рассказала -
Быть денькам бедовым:

Будут ветры обрывать
Листья золотые
И на землю их бросать,
Как пережитые.
И затопчут их дожди,
Как стада седые,
И останутся одни
Ветви молодые.
Потемнеют дерева
От дождя густого,
Будут птицы горевать
От стола пустого.

Но придёт зиме черёд:
Приоденет снегом
И от грусти отвлечёт
Белоснежной негой.

Эх, разгулялася душа!
По столам пошла плясать,
Петь и пить, и все круша
И нутром своим дышать
И раздевшись донага,
Всем кричала о любви,
Все пропив до сапога,
Очищаясь ото лжи!
А замерзшая душа,
Просит свежего ковша,
Наливай дружок!
Помянем всех тех, кто был,
Кто мечтал, но не дожил
У всего свой срок
И прильнув щекой к щеке,
С чертом спорила бранясь,
Все гадала по руке
Так и не разобралась!
Одурев до хрипоты,
Под подлунный вой цыган,
Посжигала все мосты,
Отдалась чужим слезам.
И рванула в никуда
И мечтала ни о чем -
Было хорошо…
А свободная душа,
Уж не видит ни шиша -
Да что ж тебе еще!!!
Что ж ты милая моя,
Аж до судорог и рвот,
То ругаясь то моля,
Наглоталася свобод,
А потом устала жить,
От бессилия дрожа,
Билась в небеса служить,
Ткнувшись в лезвие ножа!
Одинокая душа,
Огляделась чуть дыша -
Возле никого…
Вроде кто-то рядом был,
Только имя позабыл -
Вот только и всего…

Милли Русева, г. София
Небо упало в море
Море взошло на небо.
Я говорю вам правду,
Это реальная "небыль".
Сердце ушло с туманом
Утренним и звенящим
Туда, где цыганский табор
С любовью и настоящим.
Поет магнитола в ванной
И пенятся душа струи.
И нового дня подрамник,
И теплые поцелуи.
И ливни сменяют солнце,
И лето пошло на убыль.
Я вспомню детские платья
И выданный мамой рубль,
И мячика стук по асфальту,
"Секретиков" обаянье.
Такая вот жизнь... бликует
И дарит воспоминанья.

Без тебя

Мне без тебя здесь тесно
Мир весь свернулся до места,
До кресла в углу жилища!
Мысли , как рыбы хищные,
В моей поселившись башке,
Плывут и сердце кусают мне!
И никогда им не спится,
Пусты их большие глазницы!
А то что уже не случится
Вдруг в их чешуе отразится,
Я раненым зверем рычу
И сердце уходит ко дну!

Edited at 2018-08-19 07:52 pm (UTC)

Зульфия Сидорова ( Сьюзи Лав)Толбазы
Листопад

Листопад, листопад...
Хоть Айфон,хоть Айпад.
Видно,нервы шалят -
Все об стенку.
В сентябре, октябре
Снова сны о весне.
Кто - то ищет в листве
свою метку.

На холодных ветрах,
На тугих парусах.
А в зеленых глазах-
Та же смежность.
Невозможно понять,
Где забрать? где отдать ?
Где ползти?где летать?
Только- нежность...

Ржавый лист на листе,
Как мазки на холсте
Все мои, но не те...
Зарекаюсь-
Никогда и нигде...
Даже если ни с кем...
Даже если совсем...
Не влюбляюсь!
19.10.2016

****
Деду Владимира Бауэра посвящается

Там, где расплескала свой изумрудный цвет Алазанская долина,
жил-был мой дед, Ерёменко Данила.
Как он добрел до этой долины, понять невозможно.
Ведь родом он был с Украины, село Переможне.
Наверное, его заманил сюда дух саперави; дед вообще любил алкоголь разных видов –
им он залечивал раны, полученные от «мессершмидтов».
Был он авиационным пулеметчиком, сидел за летчиком, и стрелял, словно черт.
Хорошо видел в даль. Заработал медаль и почет.
О войне говорить не любил. Пил.
Однако пьянчугой его вы б назвали напрасно.
Дед был хорошим другом, к тому же, умелым, рукастым.
Представьте себе, Алазанская долина – ни камней, ни деревьев, одна лоза кругом.
Но дед обмазывал пустые бутылки глиной и построил себе отличный дом.
В том, что он пил, не было никакого ужаса. У него было счастливое супружество,
Потом еще одно. Куча детишек, чаны с чачей, в бочках вино.
Помню, выпивал он настойку – бутылку, а то и две,
а потом вставал в стойку на голове.
Так стоял и тихонько чему-то смеялся.
В восемьдесят лет перестал. На вопрос, почему, отвечал: «Настоялся».
Потом рухнул Советский Союз, начались нищета, безработица, и прочий национализм.
Потомки деда, вспомнив, что они а ля рус, вокруг него собрались.
«Поедем в Россию, там дают квартиры ветеранам войны,
видишь, как мы растерянны, голы, никому не нужны…»
Дед отказывался, верещал, словно зуммер, но ему говорили «надо»,
тогда он взял да умер, сжимая кисть винограда.
Его пепел развеяли над Алазанской долиной, не проронив и слезы,
и много лет еще бабка варганила вина из удобренной дедом лозы,
результат от них был специфичненький – после рюмки каждый плясал гопака,
или спивал Мисячну ниченьку, даже не зная украинского языка.
А если от потрясения кто-то вдруг выпивал рюмки две,
то единственным было спасение – постоять хоть немного на голове.

Юлия Медведева

София Максимычева, город Ярославль

Судьбы
Гудящий ярмарочный сброд,
народец мелочный и зимний.
Горячим паром изойдёт,
пробормотавший требу схимник.

Ему твердить во славу гимн
среди неверующих - диво,
здесь человек неотделим
от самого себя.

В червивом
закатном яблоке горит
светильник яростного Бога,
как балаганный колорит -
цыганский табор за дорогой,
покров таинственности, флёр,
ворсистый мех на мягких шубах...

Лебяжьим пухом снег сошёл
с высот небесных.

Белозубый
возница гонит лошадей,
и время бешено несётся:
как будто можно, став смелей,
упрятать смерть на дне колодца.

не чуя, истово молить
о всепрощении и чуде...

Игла стальная тянет нить
и пришивает к жизни судьбы.

Сергей Тимшин, Краснодарский край

(Anonymous)
ЗВЁЗДНЫЙ БЛЮЗ И РАСЩЕПЛЁННЫЙ АТОМ
(Эпизод из юности)

В час, когда звёзды над летним садом
Тихо играли блюз,
Бросила, как расщепила атом:
«Я тебя не люблю!»

Бездной разлучной космос разверзся!
И, твердь планеты взрыв,
Испепелил у мальчишки сердце
Ядерный этот взрыв...

11.08.2018


Атвиновский Александр
г. Оренбург

ПОРТРЕТ НЕЗНАКОМКИ

- А кто эта красивая девица?!
Спросил мой друг, любуясь на портрет,
- Хотел бы я с такою подружиться,
Быть может, познакомишь... или нет?

- Скажу тебе и это будет честно,
С работы вместе ехали домой,
В тролейбусе невероятно тесно,
Дорогу всю она ко мне спиной,
Взглянуть в анфас - желание огромно...
Вдруг просит дальше передать билет,
Поймала взгляд и улыбнулась скромно,
Глаза запомнил, на руке браслет!
А дома приготовил холст и краски,
Преодалел Пигмалиона путь,
Придумал Галатею, как из сказки,
Хочу теперь в картину жизнь вдохнуть!
Для этого общаюсь я с портретом,
С ней провожу и дни, и вечера...

Друг хохотнул, не будучи эстетом:
- Жениться, Сань, тебе давно пора!

С мольбою «Отче, сохрани!»
Он шёл в лучах зари вечерней
Под крик: «Распни Его, распни!»
Охочей зрелищ блудной черни.

Он думал с горечью: «Откуда
Так много зла в людской крови?»
За тридцать сикелей Иуда
Продал любимого равви.

Он притчу вспоминал о жатве.
И слово твёрдого Петра,
Который, позабыв о клятве,
Отрёкся трижды до утра.

Устав от злобы беспредельной
И козней главного жреца,
Его душа, в тоске смертельной,
Взывала к помощи Отца.

«Отец, меня оставил, что ли?» –
В последний миг Он вопросил.
И было в голосе Том боли
Сверх всяких человечьих сил.

Прасын Аврама и Ревеки
Себе мог царства обрести.
Но, возлюбив людей навеки,
Пошёл по крестному пути.

Он нёс, не ведая подмоги,
Свой Крест до Крестного конца.
И капли крови в пыль дороги
Текли с тернового Венца.

Земной Марией Божий Сыне
Смыть грех людской на свет рождён.
Он знал, что будет на лесине
За наши страсти пригвождён.

Он шёл навстречу катастрофе,
Сбивая в кровь свои ступни.
Ему вдогонку по Голгофе
Летело злобное «Распни!»













Таня Иванчай, Санкт-Петербург

Фритьоф Нансен. Письмо 1

– И ещё скажи: куда отправлять корабль?

Грабил, ранил, когда отдавал концы,
брал своё, и своё открывал с начала.
По краям морей не заживают рубцы.
Пропадать за спиной оставлял полуостров причала.

Только беглые льды впереди, развело полынью,
словно сдернули шкуру с медведя, перед сжатием сердца
наступает второе полугодие вьюг
с полнолунием вместо солнца.

Только нет мне покоя, пока не отправлю письма.
Я пишу с прошлой Ночи. Не смею тебя обмануть.
В развороте тетради всего два крыла.
Я вернусь, чтобы рядом с тобою заснуть.

http://www.stihi.ru/2008/08/23/3141
.

Владимир Гладких

сам так хотел

море пошумит пошумит да остынет
да только пар стоит
оставаясь на середине
простора ты паришь как кит
хорошо но грустно светло но слепо
легко но отчего-то
и тяжело на душе легло
небо калькою в море твоя забота
забыть не помнить отключиться
сосредоточиться на хорошем
на берегу где-то далеко твоя ницца
что ж и пусть она останется в прошлом
и не нужно тебе ничего один
до самого горизонта сам так хотел

в зените плыл журавлиный клин
вожак был опытен и смел

ты вышел в море без руля
без карт без звезд и без компáса
кто первым прокричит земля
клянусь останется без глаза
.

Рустам Нуриев, город Уфа.

Рустам Нуриев
08.08.2018

*****
Добротные ступени лестницы в Аше, в гостинице обыкновенной
Советские нормы соблюдать хотели и умели
В Тридевятом Царстве 70-х - века 20-го!
Грохочет которое поездами товарными победными гудками
Сквозь сон в экономичном номере
Потому, что окно Вы открыли ночное
И Уральские горы ашинским домам и строениям дыхание свежего ветра с добавками хвойных запахов дарят щедро весьма
И наши сны, переплетаясь волнами холодных и теплых потоков
Празднуют День Железнодорожника.

Чистые, светлые сны танцуют в лесах Аджигардака
Когда я храплю руладами живописными
В Ваших объятьях с восторгом живительным пропадая.

И такое всё - простое и стандартное, по пропорциям идеально советским, в гостинице, приютившей нас с Вами, и лестницы, и перила, и водопровод а также светильник настенный с надписью еле видной на кнопке включателя - "Сделано в СССР"!

Мне кажется, что снова мне хочется в основательные уральские города.

Андрей Папалаги, Гольяново

Не отменить вращение Земли,
Не изменить природы превращенье.
Мы - в этот мир выходим из земли.
И дома - верят в наше возвращенье...

Edited at 2018-08-30 07:23 pm (UTC)

Говори о чем угодно...
О рассвете, о закате,
О тропе, о глади водной,
О своем любимом платье,
О ромашках у порога,
О дожде ночном над крышей,
Говори о чем угодно,
Лишь бы голос твой мне слышать...
Лишь бы знать мне, что со мною,
Как сближенье духа с буквой,
Будешь ты в морозы зноем
И прохладой в зное будешь...
Говори о чем угодно...
О простом, о сокровенном,
Словно ветер при дороге,
Припаду к твоим коленям,
Обниму тебя пургою
Прошлогодних белых вишен...
Говори о чем угодно,
Лишь бы голос твой
мне слышать...


Юрий Сайфуллин Алкино



Edited at 2018-08-31 12:38 am (UTC)

Марат Юсупов

КАК ПОГИБАЮТ ПОЭТЫ

Когда кругом дешевый торг,
Над вором восседает вор,
И каждый жаждет посмотреть
Хотя б искусственную смерть,
Когда простой инстинкт полов
Стремится подменить любовь,
Когда имущество, доход
На всех коситься власть дает,
Когда жируют напоказ,
Забыв о правде без прикрас,
Когда хотят набить живот
Духовной пище наперед;
Или когда гражданский брак
Плодит один гражданский мрак
И обречен любой союз,
Коль в рукаве таится туз;
Когда под собственный канон
Частенько вывернут закон,
Когда нам лень прочесть про честь
И до корзины хлам донесть,
Когда мы все по одному,
Никто не нужен никому,
Забыв про молот и про серп,
Давно чужой съедаем хлеб
И, как двуглавые орлы:
К одним грубы, к другим милы;
Когда уходим мы под марш,
А возвращается лишь фарш,
Когда не верим впредь словам –
Ни партиям и ни церквам,

Тогда заочно, не родясь,
Поэты погибают в нас.
Не пуля – слово, только слог
Поэта всаживает в гроб.
И безразличья тишина,
Что состраданья лишена.

Edited at 2018-08-31 04:29 pm (UTC)

  • 1